воскресенье, 24 августа 2008 г.

Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД Том 1. 2

Информационные сводки ВЧК показывают, что в 1920 г., по мере укрепления позиций советской власти, происходило изменение отношения к ней со стороны части сельского духовенства. Так, в сводке Курской губчека за 1—15 июня 1920 г. сообщалось: «Духовенство постоянно разбивается на два совершенно противоположных течения. Первое — приверженцы старого строя, тайно всячески старающиеся провести в жизнь свои старорежимные идеи, другую часть можно назвать как бы "советской". Эта часть убедилась в правильности действий Советской власти и сама старается разъяснить темным массам о пользе проводимой политики Советской власти» (см. док. № 158). Как видно из приведенных в сборнике документов, лояльные советской власти священники привлекались органами ВЧК к сотрудничеству и выполняли их поручения. Упомянутая выше Курская губчека в сводке за 1—15 августа 1920 г., направленной в секретный отдел ВЧК, отмечала: «Для использования духовенства в целях агитации намечен план. Под наблюдением чека организуется Особое губернское бюро по организации духовенства всех вероисповеданий. Такое проводится через одного попа, который начал агитацию среди других. В ближайшее время в уезды выедут два попа, которые будут проводить лекции и беседы среди священства и населения по тезисам "Отделение церкви от государства"» (см. док. № 169). В информационных материалах ВЧК содержатся ценные сведения не только по охарактеризованным выше аспектам, но и касающиеся других сторон жизни деревни в годы гражданской войны. Их фиксация подразделениями информации ВЧК также увязывалась с родом деятельности данного учреждения, его основными функциями. Из документов ВЧК можно получить представление, например, об огромных масштабах пьянства в деревне в данный период (см. док № 153). Они позволяют увидеть подлинный размах такого важнейшего социального явления периода гражданской войны, как мешочничество, ставшим по сути своей основной формой хозяйственной "смычки" города и деревни, главным каналом их товарообмена (см. док. № 93). В документах ВЧК фиксировались факты, характеризующие и другие стороны жизни деревни в годы гражданской войны. В общем объеме информации они занимали небольшое место, так как не были напрямую связаны с основными функциями данного учреждения. Например, в них содержатся сведения о состоянии народного образования, культурно-просветительской работы советской власти в деревне (см. док. № 156). Интересные и важные наблюдения делались о настроениях сельской молодежи, происходивших переменах в традиционном бытовом укладе деревни. Так, в сводке Новониколаевской уездной ЧК Томской губ. о положении в уезде с 1 по 15 июня 1920 г. отмечалось: "Некоторая часть деревенской молодежи начинает заметно перерождаться. Прежний образ жизни, бытовой уклад изменился до неузнаваемости. В прежние времена молодежь только и знала, что ходить в церковь или хулиганить, хотя второе и противоречит первому. Она была погружена в беспросветную тьму и невежество и некуда было девать ей свои буйные силы. Теперь деревенская молодежь постепенно отстает от церкви и перестает хулиганить, хотя еще и не может совершенно отвыкнуть от своей старой привычки — хождения с гармоникой по деревне. Но можно2*35
ожидать, что в скором будущем она найдет другие пути для проявления своих кипучих сил и возьмется за дружную культурно-просветительскую работу. Это ожидание подтверждается тем, что молодежь в настоящее время не поет прежних хулиганских частушек, а поет частушки пролетарские" (Там же.) Информационные сводки ВЧК и доклады ее местных органов констатируют нарастание социальной и политической напряженности в стране осенью 1920 г. В деревне растет недовольство крестьян продолжающейся гражданской войной и обусловленной ею военно-коммунистической политикой советской власти. Самарская губчека сообщала в сентябре 1920 г.: "Затяжка войны на южном и западном фронтах и перспективы возможности затяжки на зимнюю кампанию создают среди населения нежелательное настроение" (см. док. № 173). Недовольство крестьян продовольственной разверсткой выливается в массовое повстанческое движение. В Тамбовской губ. начинается ан-тоновщина. Огонь крестьянских восстаний все больше охватывает Украину, Юг России, Поволжье и Сибирь (см. док. № 189). Нарастающая волна крестьянских восстаний в 1918—1920 гг. требовала отказа от политики военного коммунизма. Пожалуй, первым в большевистском руководстве к осознанию острой необходимости перемен пришел Л.Д.Троцкий. Но его записка "Основные вопросы продовольственной и земельной политики", направленная в ЦК партии в февраля 1920 г., не получила одобрения . И только через год назревшие изменения были, наконец, осуществлены. В марте 1921 г. резолюцией X съезда РКП(б) "О замене разверстки натуральным налогом" начался переход к новой экономической политике . Одновременно со сменой курса ЦК партии развернул работу по кадровому усилению органов ЧК, по налаживанию информационной работы, по слаженному сотрудничеству губкомов партии и губчека. На заседании Оргбюро ЦК 17 февраля 1921 г. было принято постановление о возвращении к своей прежней деятельности бывших нескомпрометированных чекистов. 17 марта 1921 г. ВЦИК и ЦК РКП(б) направили в губисполкомы и губкомы партии циркулярное письмо № 54220 об упорядочении информирования советского руководства о политическом положении в республике, настроениях трудящихся, а также о необходимости повышения в этом роли аппаратов органов ВЧК. В нем указывалось (текст приводится полностью): "[В] связи с усилением новой волны контрреволюционного движения, для своевременной информации советских и партийных организаций устанавливается порядок взаимной информации мест и центра через органы Всероссийской чрезвычайной комиссии, для чего необходимо: 1. Усилить ваш информационный аппарат, который должен проникнуть в толщу рабочих и крестьянских масс, обратив особое внимание на аппарат губчека, который при необходимости усилить работниками губкома и губисполкома; 2. Весь получаемый информационный материал сконцентрироватьв губчека, которая выпускает ежедневную информационную сводку осостоянии губернии;36

3. Губчека сообщает информацию в ВЧК, в установленном последней [порядке]; 4. ВЧК рассылает местам регулярные сводки о политическом состоянии всех губерний республики. Организация указанной информации вобщереспубликанском масштабе даст возможность местам своевременноучитывать положение других губерний и тем самым предупредитьсвоевременно принятыми мерами могущие возникнуть события. Председатель ВЦИК Калинин Секретарь ЦК РКП Крестинский"16. ВЧК 19 апреля 1921 г. во исполнение циркуляра ВЦИК и ЦК РКП(б) распорядилась об организации на местах аппаратов государственных информационных троек (госинфтроек) в губернях и уездах федерации. Поскольку задача информирования была поставлена на высшем государственном уровне, 12 мая 1921 г. заместитель председателя ВЧК И.С.Уншлихт подписал приказ № 132 "О порядке составления госин-фсводки", согласно которому всем губчека и особым отделам предписывалось с помощью информационных аппаратов гражданских и военных учреждений в официальном порядке сообщать сведения о политической ситуации в губернии. Указанные ведомства должны были каждые три дня сообщать в губчека такого рода данные, которые обрабатывались в ЧК, а затем, как записано в документе, "телеграфно, коротко и ясно" передавались в ВЧК17. Этим приказом объявлялась структура "телеграфной сводки губчека", разделы которой имели прямое отношение к выяснению ситуации в российской деревне. Так, раздел, освещающий общеполитическое положение, предусматривал информацию о настроениях крестьянства и их отношении к коммунистам, а также данные об отношении крестьян к посевной кампании и о степени их участия в посевкомах. Этим же разделом должны были освещаться формы протеста населения против политики властей в виде вооруженных восстаний, мятежей и погромов, а также, как отмечалось, в форме "выступлений банд". Другие разделы сводки также затрагивали крестьянскую тематику. Например, информация о влиянии других партий, о ходе демобилизации и фактах эпидемических заболеваний в деревнях. В разделе "Экономическое положение" требовалось учитывать отношение не только крестьян, но и рабочих к замене разверстки продналогом, ход проведения продналоговой кампании, данные о работе продотрядов в губерниях, где продразверстка не была закончена, деятельность посевкомов, отношение населения к гужевой повинности, сведения об обеспечении губернии продовольствием и о наличии спекулятивных цен на продукты первой необходимости. Сводка предусматривала перечни вопросов, требуемых губчека от губернских земельных отделов, совнархозов, продкомов, военкоматов и профессиональных союзов, которые детализировали необходимую центру информацию. В частности, губземотделы обязывались давать только сведения о реагировании крестьянства на мероприятия, связанные с посевной кампанией, но с разных сторон этой проблемы: отношение крестьян к посевной кампании; как относятся крестьяне к селькомам и посевкомам; достаточно ли энергично работают селькомы; какие распоряжения посевкомов вызывают недовольство крестьян; идут ли крестьяне в селькомы и посевкомы, интересуются ли их работой, установлена ли связь с крестьянством.37
Перечень вопросов, адресованных губернским совнархозам и про-дкомам, только частично касался проблем деревенского населения. В их числе были вопросы, связанные со сбором налогов, выполнением трудовой и гужевой повинностей, а также с работой сельских кустарей. Центр интересовался также состоянием деятельности продовольственных органов и кооперации, в том числе их социальным составом (частные торговцы, белогвардейский или антисоветский элемент), настроением работников этих учреждений, взимоотношениями с партийными, советскими и государственными органами на местах, вопросами ценообразования и обеспеченности местностей продовольствием, размерами пайков для различных групп населения и даже информацией о степени "самоснабжения руководящих лиц продорганов и кооперации", натуральным премированием. С учетом опыта первого этапа работы госинфтроек, в ВЧК подготовили "Инструкцию по госинформации", которая давала разъяснения губернским аппаратам об их составе, обязанностях представителей и порядке их работы, а также методические указания о доставлении госинфсводок и бюллетеней. 14 сентября 1921 г. ее подписал зампред ВЧК И.С.Уншлихт18. На местах уже действовали, не только в губерниях, но и в некоторых уездах, госинфтройки в составе, как правило, заведующего информацией ЧК и делегированных в них для работы на общественных началах представителей партийных и советских органов. Инструкция закрепляла указанный состав тройки и при этом уточняла, что ее члены должны были разделить свои обязанности по отраслям или тематике информации, за правильность которой они несли персональную ответственность. В документе еще раз подтверждалось, что фактическое руководство всеми работами госинфтройки принадлежало исключительно чрезвычайным комиссиям, так как они пользовались техническим аппаратом ЧК. При этом допускалось, что тройка могла действовать самостоятельно "в выборе сведений, помещенных в сводках", а также в поиске "путей для более полной и широкой информации". В отличие от Инструкции, объявленной приказом № 132 от 12 мая 1921 г., в настоящей не оговаривался круг учреждений, которые должны были передавать в госинфтройки необходимые им сведения. Согласно новой инструкции, тройки продолжали подготовку трехдневных телеграфных сводок, в которых "должны быть кратко и всесторонне обрисованы все выдающиеся и характерные случаи из жизни губернии, имеющие государственное значение"19. Наряду со сводками предусматривалось составление трехнедельных бюллетеней, своеобразных отчетов губчека, где кроме сведений, включавшихся в сводки, следовало формулировать общие выводы, а также указать меры по устранению "недочетов". В разделе Инструкции о составлении госинфсводок и бюллетеней отмечалось, что ранее преподанные перечни вопросов могут дополняться другими, но имеющими, по мнению тройки, государственное значение. Инструкция содержала критику сводок, поступавших в центр, которые содержали только констатацию фактов без указания породивших их причин. Интересен в этом смысле приведенный в Инструкции пример: "Не следует писать, например: "товарооборот идет слабо", а необходимо указать: 1) цифровые данные товарообмена; 2) на какие продукты идет товарообмен; 3) порядок товарообмена; 4) кто38
и какое принимает участие в товарообмене; 5) причины слабого товарообмена; 6) на какие предметы имеется большой спрос; 7) какие меры, по мнению тройки, нужно предпринимать для усиления товарообмена' 8) какие наблюдаются злоупотребления, связанные с кооперацией"2". Обращалось внимание на недопустимость помещения в сводках непроверенных данных, а также использования в ответах на вопросы слов и фраз общего характера: "без перемен", "удовлетворительно", "неудовлетворительно", а в отношении настроения крестьян и рабочих, таких, как: "подавленное", "революционное", "контрреволюционное". В дополнение к майской Инструкции тройкам предписывалось давать более детальную информацию, связанную с изменениями экономической политики советской власти на местах, а также борьбой с голодом и эпидемиями. В частности, следовало отражать состояние "вольного рынка", кооперации, мелкой и кустарной промышленности, аренды предприятий, коллективных и других форм оплаты труда. В области сельского хозяйства показывать влияние кооперации, новых форм сельского хозяйствования, хода посевной и сборов урожая. Относительно проблем, связанных с голодом населения, необходимо было сообщать данные о наличии продовольствия в губернии, функционировании сети питательных пунктов и о степени "обсеменения" полей, а относительно борьбы с эпидемиями — об отношении населения к проводимым государственным мерам, цифровые показатели количества заболеваний и смертности среди граждан, о состоянии госпиталей, лазаретов и карантинных пунктов. В декабре 1921 г. в ходе реорганизации ВЧК в составе нового Секретно-политического управления создается информационный отдел (ИНФО), задачей которого стало ведение и систематическая обработка материалов, полученных в виде сводок с мест о политическом и экономическом положении РСФСР. Отдел готовил на основании поступающих материалов информационные сводки во всероссийском масштабе, т.е. представлял своеобразную службу госинформации ВЧК. Основные аспекты деятельности нового подразделения были изложены в докладной записке начальника ИНФО от 9 декабря 1921 г. на имя управляющего делами ВЧК Г.Ягоды. Он отмечал, что "ввиду отсутствия в центре объединяющего центрального органа государственной информации, эта работа с согласия ЦК и ВЦИК отчасти возложена на госинформацию ВЧК. Получаемые с мест трехдневные сводки обрисовывают не только политическое положение, но и вопросы государственного строительства и экономической жизни — обрабатываются в виде ежедневной сводки ВЧК, направляемой 33-м адресам и, кроме того, выписки из них рассылаются заинтересованным наркоматам. Работа эта не носит поэтому узкочекистского характера, а обслуживает и центральные органы, по заявлениям которых она дает им весьма ценный материал" . Таким образом, постановка госинформации и сосредоточение ее в органах ВЧК в условиях мирного строительства были признаны необходимыми и целесообразными в высших эшелонах власти. Сообщения публикуемых сводок рисуют практическую картину жизни крестьянства в 1921 г. Естественно, что власть очень интересовали оценки нэпа снизу, реакция деревни. И сводки сообщали эту информацию из разных уголков страны. Решения X съезда партии и39
последовавшие затем декреты получили неоднозначные, зачастую противоположные оценки. Так, из Владимирской губ. сообщалось, что на декреты о продналоге и товарообмене население смотрит как на признание советской властью своей несостоятельности (см. док. № 212). "К каждому шагу коммунистической партии крестьянство относится недоверчиво, считая лучше не изменять принятой ранее сдержанной или враждебной позиции", — таково было отношение к провозглашенной новой политике в Тверской губ. (см. док. № 208). Но были и положительные оценки решений X съезда, хотя они встречаются реже в сообщениях сводок (см. док. № 210 и др.). Интересны и попытки проанализировать весьма сдержанное поначалу отношение крестьян к новой экономической политике со стороны сотрудников, собиравших информацию (см. док. № 213). Главной причиной недовольства крестьян было продолжение взимания продразверстки, несмотря на объявление декрета о продналоге. Продразверстка приводила в некоторых местностях к тому, что не хватало зерна для посева. Сохранялась разверстка на мясо, яйца и другие продукты, гужевая повинность. Были случаи, когда колхозы и совхозы обрабатывали крестьянские земли в обмен на треть урожая (см. док № 229). Несмотря на декларирование нового экономического курса, методы его проведения оставались по-прежнему насильственными. Публикуемые сводки сообщают о массовом использовании для сбора продналога воинских частей, продотрядов, об арестах крестьян и взятии заложников. "Эффектным средством" в сборе продналога были и выездные сессии ревтрибуналов. Так, только в Карагодском у. Новониколаевской губ. за отказ от выполнения продналога были арестованы 240 человек (см. док. № 284); в Александровском у. Ставропольской губ. — 304 человека (см. док. № 301). Сообщения сводок свидетельствуют, что величина продналога зачастую не соответствовала реальным возможностям крестьян и, как и продразверстка, исходила главным образом из потребностей в продовольствии. Иначе трудно объяснить колоссальный разрыв между заданным и выполненным: "...к 23 сентября дано задание выполнить 450 тыс. пуд. продналога, выполнено же 2 тыс. пуд."; "...к 10 октября собрать 500 тыс. пуд. продналога, принято же в течение месяца 3 тыс. пуд." (см. док. № 284). И таких сообщений множество. Другой немаловажной причиной трудностей в проведении продналоговой кампании являлась психологическая неподготовленность и низкий общекультурный и профессиональный уровень работников местных партийных и хозяйственных органов, преступления по должности, пьянство, спекуляции. Несмотря на официальную смену экономического курса, все события в деревне, как и в предыдущие годы, происходили на фоне непрекращающихся крестьянских волнений. Одно из главных мест в сообщениях сводок весны и лета 1921 г. продолжает занимать крестьянская война под руководством А.С.Антонова. Публикуемые в сборнике оперативно-разведывательные сводки Штаба Войск Внутренней Службы, основанные на данных войсковой разведки, подробно раскрывают военные аспекты событий: передвижения, боевые действия, численность и вооружение "банд" Антонова, Вакулина и других менее крупных отрядов. Еще одна особенность этих сводок в том, что они содержат информацию только о действиях враждебной стороны:40
убийства коммунистов, райпродкомиссаров, милиционеров и ничего о потерях повстанцев, методах борьбы с ними. Против повстанцев применялись броневики, бронепоезда, авиация. Вероятно, применялось химическое оружие в соответствии с приказом М.Н.Тухачевского № 0016 от 12 июня 1921 г. Сравнительно недавно были обнародованы также документы о применении приказа № 171 Полномочной комиссии ВЦИК о начале проведения репрессивных мер против отдельных бандитов и укрывающих их семей22. О практике массовых расстрелов заложников не только в борьбе с "антоновщиной" свидетельствуют и публикуемые в данном сборнике информационные сводки ВЧК. Так, в сводке за 13 мая сообщалось: "В Армотделе Кубанской обл. кулачество терроризировано в связи с массовыми расстрелами заложников в ответ на налеты бандитов" (см. док. № 225). "В губернии мелкий бандитизм, поддерживаемый кулацким элементом, который натравливает бандитов на коммунистов и волисполкомы. Постановлено произвести аресты подстрекателей и задерживать их как заложников" — такова была обстановка в Тверской губ. (см. док. № 229). Публикуемые в сборнике сводки содержат также новые факты о ряде крупных крестьянских восстаний 1921—1922 гг. Грандиозное восстание вспыхнуло весной 1921 г. в Тюменской губ. Вначале сообщалось, что в рядах повстанцев насчитывалось 8 тыс. человек, а затем — 10 тыс. человек. В Ялуторовском у. бой между повстанцами и войсками длился около полутора суток. Как сообщалось в сводке, 31 марта было захвачено трехдюймовое орудие и "банды" разгромлены. Но Тобольск по-прежнему оставался в руках повстанцев, и еще в мае продолжала поступать информация, что волнения крестьян не ликвидированы и ими занят южный район Ялуторовского у. Осенью 1921 г. началось крупное крестьянское восстание в Карелии. До недавнего времени эти события интерпретировались отечественной историографией как "белофинская авантюра". Благодаря накоплению новых фактов и появившейся у исследователей возможности непредвзято проанализировать их, начинается пересмотр оценок карельских событий23. Публикуемые в сборнике сообщения сводок о начале и разворачивании восстания в Карелии будут способствовать воссозданию его объективной картины. Отметим идеологический миф, отразившийся в тексте публикуемых сводок и прочно укоренившийся в советской историографии, — во всех антисоветских выступлениях обвинять эсеров и меньшевиков. С начала 1921 г. нажим на еще остававшиеся на легальном положении остатки этих партий резко возрос. «Мы будем держать меньшевиков и эсеров, все равно как открытых, так и перекрашенных в "беспартийных" в тюрьме» , — заявлял Ленин. Известно, что вождь большевиков слов на ветер не бросал. И хотя нет конкретных фактов о выступлениях эсеров или меньшевиков, в сводках сообщается, что органами ЧК эсеры и другие активные лица антисоветских партий берутся в заложники (см. док. № 204, 210). Разочарование в компартии, в ее политике привело к массовому выходу из ее рядов. Участились случаи ухода из партии красноармейцев. Сводки сообщают, что по приезде домой красноармейцы скрывали свою партийность. Недавние командиры Красной Армии становились во главе антибольшевистского движения. Среди бывших красных41
партизан, боровшихся за установление советской власти в Сибири, возникло новое движение, называемое в чекистских сообщениях "красным бандитизмом". Само употребление слова бандитизм говорит о том, что его участники с оружием в руках выступали против нэпа. Оставаясь в плену военно-коммунистической идеологии, они как бы на общественных началах продолжали выполнять карательную функцию по отношению к классовым врагам. Отряды разной ориентации, зачастую по несколько раз проходившие через одни и те же деревни, доводили крестьян до полного разорения. "С одной стороны, красноармейцы наших действующих частей занимаются мародерством, поборами, конфискацией последних лошадей и т.д., с другой — и банды бандитов также мародерствуют, отнимают лошадей, продовольствие, предметы домашнего обихода и т.д." (см. док. № 197). И все же, как показывают публикуемые документы, у крестьян было огромное стремление наладить свое хозяйство, засеять имеющуюся пахотную землю любым путем. Отмечались случаи, когда крестьяне расхищали ссыппункты и этим зерном засевали поля (см. док. № 214, 222). Несмотря на все усилия, только в некоторых губерниях удалось достичь посевной площади мирного времени. Так в Ейском отделе Кубанской губ. из-за нехватки зерна недосев составлял 80%, а в целом по губерниям — 25%. В Саратовской губ. было засеяно до 60% площадей, в Ярославской — свыше 50%, в Самарской — 65%. Но с таким трудом засеянное погубила засуха, послужившая причиной неурожая и голода 1921 г. В результате сокращения посевных площадей и неурожая в 1921 г. было собрано всего лишь 1 689 142 тыс. пуд. (против 2 082 607 тыс. пуд. в 1920 г.)25 Уже в марте 1921 г. появляется информация в сводках о фактах голодной смерти крестьян, самоубийствах на почве голода в Поволжье. В это же время начинаются массовые выступления на почве голода. К волнующимся крестьянам присоединились и воинские части. Сводки особо вьщеляют многочисленные факты женских выступлений в Татарской республике, в Царицынской губ. 22 марта в Архангельской губ. (Пинежский у. Совпольской вол.) вспыхнуло восстание женщин, протестовавших против выполнения наряда упродкома. Как сообщается в сводке, восстание было ликвидировано в конце марта без применения оружия. Были арестованы 30 человек. Протест же женщин в другой волости был подавлен с помощью оружия (см. док. № 207). В марте 1921 г. началось бегство от голода в более благополучные районы — в Туркестан, на Украину. Уже в апреле в Вербицком у. Екатеринбургской губ. голодали 2 тыс. крестьян. Из Томской губ. сообщалось, что детское питание сокращено на 50%. По данным сводок, в октябре только в Красноводске было 2020 человек беженцев, в Костромской губ. — 1300 человек (см. док. № 294). А всего в голодные 1921—1922 гг. официально насчитывалось 1,5 млн беженцев. Чтобы как-то прокормиться, крестьяне примешивали к хлебу опилки, глину, питались суррогатами. Публикуемые сводки сообщают также о людоедстве и самоубийствах на почве голода. Голодные толпы громили ссыппункты. В этих акциях, как правило, крестьян поддерживали демобилизованные солдаты. Были случаи и вооруженного подавления волнений. Так, в Уфимской губ. был выслан отряд против восьмиты-42
сячной вооруженной толпы, требовавшей немедленной выдачи хлеба. В результате столкновения были раненые (см. док. № 239). Вместе с голодом пришли страшные болезни: холера, чума, оспа, скарлатина. Сводки пестрят сообщениями об умерших и заболевших. 18 июля 1921 г. была создана Центральная комиссия помощи голодающим при ВЦИК (ЦК помгол), возглавляемая М.И.Калини-ным26. Почти одновременно с согласия властей организовался Всероссийский комитет помощи голодающим (ВКПГ), саркастически названный в большевистской прессе "Прокукиш" (сокращение фамилий трех лидеров комитета — С.Н.Прокоповича, Е.Д.Кусковой и Н.М.Кишкина). Жизнь комитета была очень недолгой, уже 27 августа он был распущен за якобы антисоветскую пропаганду. Как показывают сводки, помимо сети местных органов ЦК помгола на местах организовывались комитеты помощи, представляющие разные слои населения. Так, в состав комитета в Симбирской губ. входили наряду с предгубпосевкома и секретарем губкома профессор Яковлев, бывш. князь Каратаев, врач Шостаков (бывший кадет) и др. (см. док. № 262). В сборе пожертвований в пользу голодающих активно участвовали представители православной церкви. Публикуемые сводки рисуют картину активной помощи государства деревенскому населению в борьбе с голодом: снабжение крестьян семенным материалом, продовольствием, организация общественных столовых, размещение беженцев. Сообщения сводок свидетельствуют о существенной помощи международной общественности. Приведенные в них факты позволяют по-новому взглянуть на деятельность Американской администрации помощи (АРА), преодолеть идеологический стереотип в ее оценке. Публикуемые факты опровергают утверждения, что помощь АРА стала поступать лишь в декабре 1921 г. — январе 1922 г., а по мнению некоторых авторов, даже указывается весной 1922 г.27 В действительности, уже 23 сентября 1921 г. в Татреспублику прибыл 2-й маршрутный поезд с продуктами АРА (см. док. № 279). Следовательно 1-й поезд привез продукты еще раньше. По дальнейшим сообщениям, приведенным в публикуемых сводках, АРА было организовано питание 7 тыс. детей в Уральской обл., 250 тыс. детей в Саратовской губ., 30 тыс. в Царицынской губ., 25 тыс. в Чувашской обл. Комиссия Красного креста Швеции взяла на свое содержание 10 тыс. детей Самарской губ. Несмотря на огромные усилия государственных и общественных организаций по оказанию помощи голодающим, на конец года в стране голодали 23,2 млн человек. Помимо помощи голодающему населению была оказана помощь в обеспечении семенами неурожайных губерний. Крестьяне Поволжья получили около половины необходимых для озимого сева семян. В других же губерниях крестьяне сумели сохранить или даже расширить свои запашки. И все же результаты 1921 г., представленные в сводках, не дают достаточных оснований для безоговорочного утверждения об успехе новой экономической политики в деревне. Информационные сводки органов ВЧК—ГПУ за 1922 г., как и за предыдущие годы, несмотря на известную тенденциозность в оценке43некоторых событий и явлений, происходивших в то время в стране и в деревне в частности, содержат богатый и ценный фактический материал, позволяющий воссоздать объективную картину социально-экономического и политического положения советской деревни в начале 20-х годов. Его сбор и систематизация осуществлялись ВЧК— ОГПУ исходя из утвержденной 7 февраля 1922 г. заместителем председателя ВЧК И.С.Уншлихтом инструкции Информационного отдела о государственной информации и перечне вопросов, надлежащих освещению в госинфводках. В документе нашла отражение новая экономическая политика советского государства и он был подготовлен, как утверждали авторы, на основании опыта девятимесячной работы "госинфтроек". Основной целью госинформации объявлялось "информирование центра о степени устойчивости положения на местах", а также о проведении и укреплении на местах политики большевиков. В основу постановки информационной работы ставилась следующая задача: "освещение политического состояния данного района и выявление экономических причин, влияющих на изменение этого состояния, а также освещение степени успешности проведения в жизнь главнейших мероприятий Советской власти как в политической, так и в экономической областях". По мнению составителей инструкции, "детальное освещение этих вопросов должно в сущности дать точную картину политико-экономического положения данного района". Наряду с этим, учитывая невозможность детализации всех фактов и принятый в сводках телеграфный стиль изложения информации с мест, перед службой госинформации ставилась задача — учесть и выделить наиболее важные вопросы государственного значения, выдвинуть на первый план факторы, имеющие "существеннейшее значение для данного района и момента". Для решения указанных выше задач в документе назывались четыре основные группы вопросов, которые необходимо было учитывать при освещении политико-экономического положения того или иного района. Первое, следовало отражать "настроение всех групп населения и факторы, влияющие на изменения этих настроений", в частности, связанных с мероприятиями советской власти, касающимися новой экономической политики. В этом направлении, как указывалось, "госинформация должна быть особенно внимательной и четкой". Вторая группа вопросов госинформации должна была освещать динамику роста мелкобуржуазной стихии среди различных групп населения, включая крестьян и красноармейцев. В третью группу вопросов включалось, "возможно, более полное освещение экономического развития районов" и наблюдение за проведением в жизнь новой экономической политики — обязательно при этом должны были быть показаны ход и результативность различных советских ударных "кампаний", "недель", "дней", "боевых заданий". И, наконец, в задачу госинформации входило уведомление центра о так называемых "контрреволюционных проявлениях" на местах, которые могли квалифицироваться как явления государственной важности. При всем этом, указанная инструкция ИНФО ВЧК рекомендовала госинфтройкам проявлять инициативу в подаче сведений, но, с одним условием, чтобы "ничто, имеющее государственное значение и ценность", не должно было ускользнуть от их внимания. Отмечалось44

также, что ВЧК предоставляет местам широчайшую инициативу и надеется на максимальную активность госинфтроек "в деле организации и налаживания госинформации". В разделе инструкции "О работе госинфтроек" содержалась критика формальных подходов в службах госинформации губернских ЧК, когда их представители ограничивались только механическим составлением сводок, перепроверкой данных или простым подписыванием документов, а не организацией этого вида деятельности. "Информационный материал для сводок, — указывалось в документе, — тройки берут от ведомственных информационных отделов, от руководителей учреждений, от советских, партийных и профессиональных организаций, используя все возможные источники получения материалов. Будучи заинтересованы в работе информационных отделов местных совпартучреждений, госинфтройки могут и должны принять деятельное участие в налаживании работы этих отделов в части, касающейся снабжения троек материалами, не посягая, однако, на административное руководство работой отделов . ИНФО ВЧК обращал также внимание местных губчека на недопустимость текучести состава троек и на необходимость укомплектования их сотрудниками, способными разбираться в сложной политической обстановке в районах и умеющих из общего потока информационных материалов, полученных ими как оперативным путем, так и от местных учреждений, выделять "наиболее существенные для данного района и момента элементы"29. В Инструкции предлагался порядок распределения материалов в госинфсводках. Так, параграф 2-А предусматривал освещение политико-экономического состояния крестьян, 2-Б — сбора продналога и проведения посевной кампании, 2-В — работы совхозов: сельхозартелей и коммун, 2-Г — сбора трудгужналога и заготовки топлива. Три пункта параграфа 3-й сводки относились соответственно к кооперации, товарообмену и деятельности вольного рынка, параграф 7 сводки обозначался термином "контрреволюция", 8-А должен был отражать санитарное состояние населенных пунктов, 8-Б — организацию помощи голодающим. Остальные параграфы касались освещения работы промышленных предприятий, настроения рабочих и совслужащих, настроения красноармейцев и состояния воинских частей, работы транспорта и политико-экономического состояния железнодорожников, положения дел в профсоюзных и партийных организациях, политико-просветительской работы и т.д. Указанный перечень проблем, как охватывающий "все главнейшие стороны местной жизни", направлялся в соответствующие советские учреждения и организации, сведения которых по данным вопросам включались в госинфсводку. При этом, сведения о политическом состоянии территорий и настроений указанных выше слоев населения, полученные официальным путем, подлежали освещению в сводках за каждые три дня, сведения о советских кампаниях — один раз в неделю, а данные об общем ходе экономического, политического и государственного строительства, поступавшие от советских учреждений и организаций — один раз в две недели. Параграф 7 ("контрреволюция") подлежал освещению по мере накопления данных. Порядок распределения материалов госинфсводок, в котором излагались основные требования общего характера, дополнялся более45
подробным перечнем по всем указанным выше разделам, приложенным к Инструкции. Положение деревни, состояние кооперации и вольного рынка предусматривались вторым и третьим разделами этого документа. Они приводятся полностью: "П. Политэкономическое положение крестьянства, ход сельскохозяйственных кампаний, повинностей, налогов: работа совхозов, коммун, артелей, заготовка топлива.A. Политэкономическое состояние крестьянства. 22. Настроение крестьян (кулаков, середняков, бедняков). Случаиволнений, брожения, погромов и пр. 23. Отношение крестьян к Советской власти, РКП, новой эконом-политике, товарообмену, кооперации и пр. Отношение крестьян кпосевкомам и степень участия крестьян в их работе.24. Отношение крестьян к врагам Советской власти (каким).
26. Ход и результаты выборных кампаний. Участие в них РКП.Б. Посевкампания и продналог.27. Работа посевкомов. Степень снабженности крестьян семенами.28. Стремление крестьян к изменению посевплощади.29. Состояние посевов. Ход уборочной кампании. 30. Ход работ по составлению списков плательщиков налогов.Раздача списков крестьянам.31. Борьба с сокрытием пашни. 32. Ход сбора налогов. Процент выполнения и степень добровольностисдачи налогов. Случаи применения ревтрибуналов и продотрядов.
33. Работа продотрядов на местах. Поведение на местах продра-ботников. 34. Ход кампании по дальнейшей отправке зерна. Состояние ссыппунктов, элеваторов и пр.; случаи массовой порчи продуктов.B. Работа совхозов, артелей и коммун. 35. Настроение работников. Отношение к Советской власти, РКП иновой экономполитике. 36. Состояние сельского хозяйства в совхозах и пр. Меры, предпринимаемые к мелиорации сельского хозяйства. 37. Связь совхозов, коммун, артелей с кооперативными и кустарными организациями, с частными предпринимателями, взаимоотношения с органами Советской власти.38. Взаимоотношения с окружающим местным населением. 39. Сдача продуктов по государственным налогам. Места сбытапроизводимых товаров.Г. Трудповинности и ход топливных заготовок. 40. Отношение крестьян к трудгужповинностям и трудгужналогу.Привлечение крестьян к борьбе с лесными пожарами, снежнымизаносами и пр. 41. Ход топливных заготовок. Случаи массового хищения лесоматериалов. Процент выполнения госзаданий. 42. Работа частных организаций и контрагентов в деле заготовкитоплива. Взаимоотношения между лесозаготовительными трестами икооперацией.III. Работа кооперации и состояние вольного рынка.А) кооперация.а) настроение массы кооператоров.46
43. Настроение массы кооператоров, отношение их к Советскойвласти, РКП, новой экономполитике. Работа контрреволюционныхпартий и организаций среди кооператоров. Политические группировки, пользующиеся наибольшим успехом среди кооператоров. Организация ячеек РСДРП и ПСР. 44. Работа буржуазных объединений под видом кооперативов,артелей и пр. 45. Ход, политфизиономия и результаты кооперативных съездов,конференций и совещаний. Роль и влияние на них РКП. Ход ирезультаты выборных кампаний.46. Отношение к кооперации различных групп населения,б) работа кооперативов. 47. Общий ход развития кооперации (производственной, потребительской, сельскохозяйственной). Движение числа кооперативов. Движение размеров оборотов. 48. Наиболее и наименее ходовые товары. Продукты первой необходимости, имеющиеся в кооперативах в изобилии или в недостатке. Процентное соотношение между рыночными и кооперативными ценами.49. Работа губсоюзов и ЕПО. Их политическая физиономия. 50. Производственная деятельность в кооперативах. Распределительная деятельность. Культпросветительная деятельность.51. Договоры с другими губсоюзами и частными предприятиями.Б. Товарообмен. 52. Интенсивность хода товарооборотных операций, сравнительнос предыдущими периодами. Открытие новых обменных пунктов. 53. Наличие товарообменного фонда и целесообразность его использования.54. Наиболее и наименее ходовые товары. 55. Соотношение между эквивалентом, установленным товарообменом, и рыночными и кооперативными ценами.56. Процент выполнения товарообменных заданий. 57. Наиболее удачные приемы, применяемые местными отделамидля развития товарообмена.58. Отношение к товарообмену рабочих, крестьян, обывателей и пр.В. Вольный рынок. 59. Контрреволюционные партии и группировки, пользующиесянаибольшими симпатиями торговцев. Политнастроение торговцев. Попытки торговцев организовать союзы, объединения и пр.60. Отношение населения к советскому рублю. 61. Общий ход развития вольной торговли. Главнейшие предметы,имеющиеся на рынке в изобилии и в недостатке, меры, принимаемыек регулированию частной торговли. Случаи привлечения торговцев ксуду за нарушение кодекса труда. 62. Цены на главнейшие продукты первой необходимости и процентное изменение их, сравнительно с предыдущими периодами (указывать число, на которое даны цены). 63. Спекуляция денежными знаками всех выпусков. Спекуляцияиностранной валютой и золотом..."30 В информационных материалах ВЧК—ОГПУ за 1922 г., публикуемых в настоящем сборнике, как и в 1921 г., главное место занимали такие вопросы, как переход к новой экономической политике и отно-47
шение к ней различных слоев крестьянства: налоговая политика советского государства в деревне и сопротивление основных масс крестьянства ее насильственному осуществлению; голод 1922 г. и его трагические последствия, мероприятия советской власти и благотворительных общественных организаций (в том числе зарубежных) по оказанию помощи голодающему населению и многие другие. В отличие от официальных партийных документов материалы карательных органов показывают неоднозначное отношение даже коммунистов к нэпу, провозглашению свободной торговли излишками сельхозпродукции, продовольственному налогу и другим повинностям. Как отмечается в сводках ВЧК—ГПУ, даже деревенские коммунисты ряда районов отрицательно отнеслись к переходу к новой экономической политике. Так, в сводке от 24 января 1922 г. говорится, что в Омской губ. некоторые коммунисты принимали участие "в бандитизме", недовольные новой экономической политикой и желающие "грабить буржуазию в пользу рабочих", а в Славгородском у. "комячейки Федосеевской и Новоссельской вол. подали заявление об исключении их из рядов РКП" (см. док. № 334). Из Алтайской губ. сообщалось (сводка за 5 сентября): "Ячейка с. Лопунова против новой экономической политики". В Томском у. той же губернии из-за "несогласия с новой экономической политикой вышло из партии 60% деревенских коммунистов" (см. док. № 346) и т.д. Что касается крестьянских масс, их отношения к нэпу, продналогу и другим налогам, то оно, как свидетельствуют документы, было сдержанным, а к налогам, трудповинностям — резко отрицательным. Это объясняется тем, что методы проведения новой политики в 1921—1922 гг. мало отличались от методов проведения продразверстки в годы военного коммунизма. Материалы сборника в частности показывают, что в 1922 г. только в Вятской губ. были арестованы 8968 человек, в Нижегородской — 6642, в Северо-Двинской — 5415, в Орловской — 2171, в Рязанской — 1699 человек; отданы под суд: в Тверской губ. — 1085 человек, в Воронежской — 1010 и т.д. (см. док. № 524, 525, 529, 535). Повсеместно царил произвол. Вот, например, выдержка из сводки ВЧК за 14 февраля: "Бесчинства продработников в губернии (Омской. — Авт.) достигают совершенно невероятных размеров. Повсеместно арестованных крестьян сажают в холодные амбары, бьют нагайками и угрожают расстрелом. Крестьяне, боясь репрессий, бросают хозяйства и скрываются в лесах, 156-я проддружина и 3-й продотряд приказали жителям нескольких сел собраться на общее собрание. Собравшихся кавалерийский отряд начал избивать нагайками и обнаженными шашками. Не выполнивших полностью продналог гнали через село и толтали лошадьми. После чего сажали голыми в холодные амбары. Многих женщин избили до потери сознания, закапывали голыми в снег, производили насилие"... (см. док. № 346). Замена продразверстки продналогом, который оказался непомерным для разоренного войнами и неурожаем крестьянского хозяйства, не улучшил в первые годы нэпа положение крестьян. Тем не менее в 1921/22 сельскохозяйственном году было заготовлено почти 233 млн пуд. хлеба, а в 1922/23 сельскохозяйственном году — 361 млн пуд.48
I
Наряду с продналогом, который в то время был основным, крестьяне должны были уплачивать массу других налогов: финансовый, самообложение, лесной, сырьевой, помолналог, налог на сено и т.п. Нередко крестьянам приходилось продавать скот и инвентарь, чтобы рассчитаться с налогами. И хотя с весны 1922 г. вместо множества натуральных налогов был установлен единый натуральный налог на продукты сельского хозяйства и предоставлялась возможность уплаты его различными видами сельхозпродукции по соответствующим эквивалентам основных единиц налога (ржи или пшеницы), положение в деревне продолжало оставаться тяжелым. К тому же натуральный налог дополнялся под-ворно-денежным. Если учесть, что в 1921 г. засуха поразила Поволжье, бассейн р. Урал, среднее течение Дона, часть Казахстана и Западной Сибири, южные районы Украины и Черноземного центра, в результате чего разразился страшный голод, то станут очевидны масштабы трагедии советской деревни, особенно в первой половине 1922 г. Так, по данным информационных сводок органов ГПУ, к лету 1922 г. в Екатеринбургской и Челябинской губ. голодали около 1,6 млн человек, в Самарской — 3,5 млн, в Саратовской — 2 млн, на Украине — более 2 млн, в Уфимской — 1,5 млн, в Симбирской — 1,2 млн, в Казахстане и Ставропольской губ. — по 1 млн человек и т.д. (см. док. № 346, 403, 429, 433 и др.). Помимо названных губерний миллионы людей голодали в Пензенской, Омской, Воронежской губ., в Крыму и на Северном Кавказе. Это значит, что приведенные в литературе данные о количестве голодающих от 22 до 30 млн человек, вероятно, нуждаются в уточнении. Видимо, преуменьшено в литературе и число жертв голода. В VIII томе "Истории СССР с древнейших времен до наших дней" говорится, что в результате голода и болезней к маю 1922 г. погибли около 1 млн человек . Данные ГПУ сообщают, что только в Татарии было 500 тыс. незахороненных трупов. Более объективно, чем было до сих пор, материалы сборника освещают и деятельность иностранных благотворительных организаций, в частности АРА (Американской администрации помощи), миссии Нансена, Красного креста по оказанию помощи голодающим Поволжья. Не случайно поэтому, что IX Всероссийский съезд Советов (декабрь 1922 г.) в постановлении "О помощи голодающим" выражал благодарность Ф.Нансену, "бескорыстно прилагающему старания к получению от других государств помощи для голодающих Поволжья; Американской администрации помощи, развившей эту помощь в наиболее широких размерах, и всем странам, оказавшим помощь голодающим в какой-либо форме". Миллионы голодающих, особенно детей, были спасены от смерти благодаря продовольствию и медикаментам, присланным в советскую Россию благотворительными организациями, а также сравнительно благополучными в продовольственном отношении губерниями. Большой интерес представляют материалы сборника, отражающие настроение крестьян, их отношение к советской власти и коммунистической партии, а также к событиям внутриполитического и международного характера. Пожалуй ни в одном другом партийно-государственном документе так откровенно не признается, как это49
делается в сводках ВЧК—ГПУ, что отношение большинства крестьян к мероприятиям советской власти, особенно к налогам и иным повинностям, было резко отрицательным. Характерно, что даже бедняки-крестьяне, которые имели некоторые льготы, тоже, а может быть, еще сильнее были недовольны проводимой в деревне политикой. В сводке за 17 и 18 июня 1922 г. сообщалось, например, что настроение крестьян-бедняков Екатеринбургской губ. "ухудшается вследствие недосева, обложения налогами и голода. Отношение крестьян к Советской власти и РКП неудовлетворительное" (см. док. № 429). Из Туркмении в сводке за 10 августа отмечалось, что "общее настроение крестьян антисоветское". В Вологодской губ. "настроение крестьян плохое... отношение к Советской власти и РКП враждебное". Подобные сообщения поступали из многих мест. Недовольство крестьян находило свое конкретное выражение как в пассивных, так и в активных формах сопротивления. Одной из форм пассивного сопротивления крестьян являлось сокрытие пашни (посевной площади) и скота, поскольку размер налога зависел от количества пашни на едока, обеспеченности скотом и урожайности. Многочисленные документы, публикуемые в сборнике, показывают, что сокрытие пашни и скота было массовым явлением и составляло от 10 до 20% пашни и до 50% — скота. В целях борьбы с этим явлением советское государство еще более усилило налоговый пресс и ужесточило административно-репрессивные меры воздействия. В частности, за скрытую пашню взыскивался продштраф в двукратном размере от причитавшегося за эту площадь продналога, а виновные в сокрытии посева и скота привлекались к судебной ответственности. Серьезное сопротивление оказывали крестьяне проведению таких мероприятий советской власти, как сбор продналога, выполнение трудгужповинности, изъятие церковных ценностей и т.п. Не случайно поэтому в 1922 г. повстанческое движение (в сводках оно трактуется как бандитское) не только не прекратилось, но в ряде районов оно еще более усилилось (Алтайская губ., Средняя Азия, Сибирь, Украина). По данным органов ГПУ, в 1922 г. зарегистрировано свыше 300 так называемых бандитских формирований, состоявших в подавляющем большинстве из крестьян. Отдельные отряды насчитывали по несколько сот, а то и тысяч человек. Иногда на сторону повстанцев переходили отряды красноармейцев, и даже работники ГПУ (об этом также говорится в сводках). Конечно, были и уголовные банды, занимавшиеся разбоем и грабежом, но основную массу повстанцев составляли крестьяне, недовольные действиями власти. Нередко крестьяне помогали повстанцам продовольствием и фуражом, а то и бойцами. Заслуживают внимания материалы об отношении крестьян к церкви вообще и изъятию церковных ценностей в частности. Как свидетельствуют документы, крестьяне в большинстве своем безразлично относились к церковному расколу, обновленческому движению, но требовали введения в школах Закона Божьего, защищали священнослужителей. Что касается изъятия церковных ценностей в помощь голодающим (декрет ВЦИК от 23 февраля 1922 г.), то здесь отмечается следующая тенденция: в голодающих губерниях и духовенство, и крестьяне относились благожелательно или лояльно, в благополучных50
губерниях в большинстве своем и духовенство, и верующие протестовали против изъятия, а комиссии по изъятию церковных ценностей (КИЦЦ) нередко прогоняли. Так, в сводке от 3 апреля 1922 г. сообщалось, что в Чувашской обл. "выносятся резолюции о всемерной поддержке КИЦЦ. Точно такая же резолюция принята собранием настоятелей и председателей церковных советов г. Чебоксары". В то же время из Ярославской губ. сообщалось, что в Ростовском у. "КИЦЦ к работе в Варницком монастыре не была допущена, собралась толпа верующих в количестве 300 человек". В Костромской губ. "верующими Макарьевского у. Славинского района изъятию было оказано противодействие" и т.д. Всего в 1922 г. было изъято 22 пуд. золота, около 24 тыс. пуд. серебра, 14 пуд. жемчуга, десятки тысяч алмазов, бриллиантов и других драгоценных камней, что позволило приобрести за границей продовольствие и медикаменты для голодающих. В материалах ГПУ находят отражение и другие вопросы, в частности, медико-санитарное состояние деревни, народное образование, колхозно-кооперативное строительство. Правда, коллективным хозяйствам (артелям, коммунам, товариществам) в сводках отводится слишком мало места, по существу они только упоминаются, что объясняется тем, что удельный вес крестьян-коллективистов был ничтожно мал и их влияние в деревне практически не чувствовалось, органы ГПУ интересовало главным образом политическое настроение индивидуального крестьянства, их отношение к советской власти, коммунистической партии и мероприятиям советского государства. Ценность публикуемых документов, помимо всего прочего, состоит еще и в том, что они показывают без прикрас моральный облик большинства местных советских и партийных работников, которые пьянствовали, вымогали у крестьян деньги, продукты, брали взятки и т.п. Конечно, было бы неправильно видеть в сводках ГПУ только негативную сторону положения деревни в начале 20-х годов. Настроение основной массы крестьянства улучшалось со второй половины 1922 г. в связи с хорошими видами на урожай, заменой многочисленных натуральных налогов единым продналогом, дававшим возможность развивать те отрасли сельского хозяйства, которые приносили больший доход крестьянскому хозяйству. В 1922 г. вместо введенной в 1919 г. трудгужповинности, которая проводилась по принципу продразверстки, был введен трудгужналог, регламентировавший отработку определенного количества дней в первую очередь для вывозки топлива34. Введение подворно-денежного налога в мае 1922 г,35 упорядочивало систему местных налогов, способствовало устранению местного налоготворчества. Например, в Тамбовской губ. имели место 38 незаконных налогов (на сахар, керосин, вино, музыкальные инструменты, на печки и т.п.). Крестьяне приветствовали постановления IX Всероссийского съезда Советов о помощи голодающим, восстановлении и развитии сельского хозяйства, в частности, о свободном выборе форм землепользования: товарищеского, общинного, отрубного, хуторского или смешанного. Снабжение голодающих губерний семенами, снятие уро-51
жая, некоторое улучшение материального положения к осени 1922 г. способствовали расширению в ряде районов крестьянских посевов, так, в сводке от 12 сентября сообщалось, что "материальное положение крестьян улучшилось", "среди крестьян наблюдается стремление к расширению посевплощади и восстановлению своих хозяйств", "к взмету раннего пара, так как урожай... лучше" (Самарская, Царицынская губ.). Однако в целом по стране посевная площадь ввиду голода и разорения хозяйства сократилась по сравнению с 1921 г. Таким образом, доклады с мест и сводки ВЧК—ОГПУ представляют несомненный интерес как уникальные исторические источники для изучения внутриполитических процессов в стране и политики советского государства после установления в России власти большевиков. Ценность этих источников определяется теми функциями и задачами, которыми были наделены чрезвычайные комиссии и пришедшие им на смену политические органы безопасности, как ведущие звенья в охране новой власти. Характер и полнота содержащейся в документах этих учреждений внутриполитической информации менялись, но неизменно присутствовала тема деревни, настроений крестьянства и их выступлений в защиту своих коренных, жизненных интересов. Л.Борисова, В.Виноградов, А.Ивницкий, В.Кондрашин1 ЦА ФСБ. Ф.1. Оп.З. Д.11. Л.20.2 Там же. Ф.66. Оп.1. Д.2. Л.43.3 См.: Известия ВЦИК. 1918. № 163. Авг.4 См.: ЦА ФСБ. Ф.66. Оп.1. Д.2. Л.256.5 Там же. Л.276.6 Там же. Ф.1. Оп.З. Д.186. Л.27.7 Там же. Л.28.8 Там же. Л. 16.9 Там же. Д.187. Л.22, 27.10 Там же. Д.186. Л.6.11 Там же. Л.6а.12 Там же. Ф.66. Оп.1. Д.10. Л.187—190. 13 См.: Данилов В.П. Аграрные реформы и аграрная революция в России //Великий незнакомец. Крестьяне и фермеры в современном мире. Хрестоматия. М. 1992.С. 318—320; Он же. Крестьянская революция в России. 1902—1922 гг. // Крестьяне ивласть. Материалы научной конференции. М., Тамбов. 1996. С. 17—18. 14 Троцкий Л.Д. Соч. Т. XVII. Ч. 2. М., Л., 1926. С. 543—544; Он же. Моя жизнь. Опытавтобиографии. Т. 1—2. М., 1991. С. 440—441. По утверждению была направлена вфеврале 1920 г. По другим сведениям, 20 марта 1920 г.15 КПСС в резолюциях... Изд. 9-е. М., 1983. Т. 2. С. 371.16 ЦА ФСБ. Ф.1. Оп.5. Д.651. Л.376.17 Там же. Ф.66. Оп.1. Д.32. Л.227—231.18 Там же. Д.55. Л.97—100.19 Там же. Д.57. Л.98.20 Там же.21 Там же. Ф.1. Оп.5. Д.ЗЗ. Л.6.52
22 Крестьянское восстание в Тамбовской губ. в 1919—1921 гг. "Антоновщина". Док.и мат. Тамбов, 1994. Док. № 199, 204, 224 и др. 23 См.: Гусев К.В. К истории карельского мятежа // Отечественная история.1996. № 6.24 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т.43. С.242.25 Сборник статистических сведений по Союзу ССР. 1918—1923. М., 1924. С.131.26 СУ. 1921. № 55. С.342.27 Независимая газета. 1992. 16 апр.28 ЦА ФСБ. Ф.66. Оп.1. Д.43. Л. 174.29 Там же. Л.1—5.30 Там же. Л.179—181.31 История СССР с древнейших времен до наших дней. Т. VIII. М., 1967. С.58.32 СУ. 1922. № 5. С.51.33 СУ. 1921. № 78. Ст. 658.34 СУ. 1922. № 37. Ст. 431.
Археографическое предисловие Данный сборник представляет собой научную публикацию комплекса информационных документов по истории советского крестьянства в 1918—1922 г. В нем впервые публикуется до недавнего времени недоступная исследователям документация ВЧК—ГПУ, имевшая грифы "секретно" и "совершенно секретно". Данный сборник является не только тематическим, но и видовым, так как в него вошли документы, в подавляющем большинстве, одной разновидности: информационные сводки. Немногочисленные отступления вызваны объективными причинами, прежде всего, степенью сохранности архивных документов ВЧК. Исходя из степени обобщения информации и территории ее сбора, документы можно условно разделить на две большие группы: информационные документы оперативного характера и аналитические документы. В первую группу входят документы местных органов ВЧК за 1918—1920 гг. (двухнедельные и месячные информационные сводки губчека, информационные бюллетени, доклады с мест), документы центрального аппарата ВЧК—ГПУ за 1919—1922 гг. (информационные недельные сводки секретного отдела, оперативно-информационные сводки секретно-оперативного управления, госинформсводки ин-формотдела), документы особых отделов армий за 1919—1920 гг. (информационные сводки и бюллетени) и документы о борьбе с повстанцами войск ВЧК—ВНУС за 1918—1922 гг. (оперативные сводки штаба Корпуса войск ВЧК, с 1919 г. — штаба войск ВЧК, с 1920 г. — оперативные и оперативно-разведывательные сводки ВНУС). События первой половины 1918 г. освещаются в сборнике также незначительным числом документов НКВД и Наркомвоена. Как показало изучение архивных фондов, центральное место в комплексе информационных документов ВЧК—ГПУ принадлежало ин-формсводкам. Именно эти документы наиболее оперативно, полно и достоверно представляли высшему руководству страны реальные настроения различных слоев населения, экономическое положение и деятельность всевозможных учреждений и организаций "от Москвы до самых до окраин". На протяжении 1919 и 1920 гг. на основе местных сводок, докладов губчека и военных сводок составлялись еженедельные информсводки секретного отдела ВЧК. Первая из выявленных и публикуемых в сборнике сводок секретного отдела (№ 15 за 1—8 августа1919 г.) свидетельствует о том, что, по меньшей мере, были составленыеще 14 сводок, т.е. начало их составления можно отнести к апрелю 1919 г. Имеющиеся сведения о личном составе секретных отделов губчека, основных "поставщиков" информации для сводок, возможно, отчасти помогут объяснить, почему в этот период составлялись еженедельные сводки. Но, пожалуй, интереснее тот обобщенный портрет сотрудника губчека, который возникает при чтении этих данных. Итак, в середине1920 г. секретные отделы губчека насчитывали всего 1805 человек, изних начальное образование имели 1158 человек (64,1%), обучались всредней школе 225 человек (12,46%), окончили среднюю школу 247человек (13,68%), высшее образование имели 15 человек (0,8%). При этомчлены РКП(б) составляли 75,7%. Интересные данные приведены о54
работоспособности сотрудников секретных отделов: работа лишь 29,69% из них оценена как хорошая и 46,75% названа удовлетворительной. По профессиональному составу до поступления в ЧК более всего было рабочих (20,05%), бывшие солдаты, матросы и милиционеры составляли 14,5%, ремесленники — 9,3, канцеляристы — 15,1, учащиеся — 10, торговые служащие, счетоводы и бухгалтеры — 10,8, крестьяне — 8, учителя — 1,4, юристы — 0,1% (всего два человека). По национальному составу подавляющее большинство составляли великороссы (75,1%), второе по численности место приходилось на латышей (7,59%)*. В 1921 г. в оперативном отделе стали составляться ежедневные "оперативно-информационные сводки секретно-оперативного управления ВЧК". Сводки печатались в 10 экз. и рассылались для ознакомления высшему руководству государства. Список адресатов постепенно увеличивался и впоследствии состоял из 34 лиц. Безусловно, это был один из основных источников информации, с учетом которой принимались те или иные решения. Так, в Биографической хронике В.И.Ленина, неоднократно указывается, что Ленин просматривал сводки**. Сводки и выписки из сводок отложились в архивных фондах высших учреждений страны, первые лица которых фигурировали в рассылочных листах. Сообщавшиеся негативные факты служили для ведомств руководством к действию. Руководство ВЧК прекрасно осознавало роль и значение информации для успешного выполнения возложенных на него задач. В многочисленных директивных документах этого периода неоднократно обращалось внимание на необходимость критического отношения к собранным фактам, недопустимости приведения в сводках вместо цифр оценочных характеристик типа: "катастрофическое понижение производительности труда" и т.п. "Недостаточно хорошо организовать собирание фактического материала необходимо также тщательно про-критиковать весь поступивший материал и взять из него для информационной сводки лишь факты, события, цифры, имеющие государственное значение. При этом следует избегать вредных обобщений единичных фактов и случаев, обнаруживающих лишь известную тенденцию в том или ином направлении, чтобы таким путем не сгустить красок и не создать совершенно ложное представление о действительном положении вещей" — говорилось в одном из циркулярных писем представителя ВЧК по Сибири И.П.Павлуновского***. С начала июня 1921 г. в специально образованном отделении госинформации информотдела ВЧК стали составляться госинформсводки. Госинформсводка № 1 за 4 и 5 июня 1921 г. имела еще и валовый № 57, что свидетельствует о ее преемственности с оперинфсводкой, последняя из которых имеет делопроизводственный № 56 (см. док. № 238 и № 237). Госинфсводке отводилось важное место в системе информации ВЧК—ГПУ. Она являлась базовым документом для составления других информационных материалов. На основе госинформсводок составлялись спецполитсводки, спецпромсводки, совстройсводки, продсводки, фин-сводки, военсводки, коопсводки, земсводки, партсводки, спецсводки о пьянстве и выгоне самогона, а также ежемесячные обзоры о политико- * РЦХИДНИ. Ф.5. Оп.1. Д.2563. Л.З. ** См.: Биохроника. Т.10. С.630 и др. *** ЦА ФСБ РФ. Ф.1. Оп.6. Д.626. Л.261.55
экономия еском состоянии республики, обзоры повстанческого движения. Госинформсводки имели четкую схему построения, перешедшую от оперсводки. Информация группировалась по военным округам, а внутри них по губерниям. Указывался источник каждой информации, чаще всего это были "разговоры по прямому проводу" с представителями губчека (в этом случае в сводке приводилась не только дата, но и точное время разговора), сводки губчека, транспортных отделов чека, телеграммы из особых отделов фронтов и армий. Сообщения передавались накануне или в день составления сводки. Таким образом, информация носила самый оперативный характер. Содержательная часть сводок была регламентирована соответствующими директивными документами и являлась ответами на установленные в них вопросы (подробно об этом сказано выше, в историческом предисловии). Требования, предъявлявшиеся к организации информационной работы, методы передачи информации для сводок, характер происхождения источников текста, широкий охват территории — все это свидетельствует о достоверности и репрезентативности сводок как исторического источника. Стабильность формы и тематики содержания, широкая география предоставляемой информации в сочетании с протяженными временными рамками существования позволяют применять самые современные методы исследования комплекса информационных документов, публикуемых в сборнике. Документы сборника выявлены в фондах двух архивов: Центрального архива ФСБ РФ (ЦА ФСБ РФ) и Российского государственного военного архива (РГВА). За 1918 г. публикуются также небольшое число информационных документов ВЧК, публиковавшихся в периодической печати: газете "Известия ВЦИК" и "Еженедельнике чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией".Сборник построен по хронологически-видовому принципу. Внутри годовых разделов документы сгруппированы в блоки в зависимости от вида документа и его происхождения. Так, внутри 1918 г. сгруппированы информационные листки отдела управления НКВД, другую группу составляют сводки штаба корпуса ВЧК и т.д. За 1919 г. отдельные блоки составили еженедельные информсводки секретного отдела ВЧК, доклады с мест, сводки штаба войск ВЧК и т.д. 1921 г. представлен тремя блоками документов: оперативно-разведывательные сводки штаба ВНУС, оперинфсводки, госинформсводки ВЧК. За 1922 г. публикуются госинфсводки и обзоры. Каждая группа документов имеет групповой заголовок, в котором указана разновидность публикуемых документов и автор — учреждение, в котором они составлены. Затем указана их суммарная дата и гриф секретности. Документы внутри группы расположены в хронологическом порядке. В публикуемых документах за 1918—1920 гг. грифы "секретно" и "совершенно секретно", несмотря на секретный характер информации, еще не являлись элементами формуляра. К 1921 г. по мере упорядочения ведения делопроизводства в военном ведомстве и в аппарате ВЧК, документы приобрели постоянный гриф секретности. В индивидуальном заголовке, входящих в группу документов, приводится делопроизводственный номер (при его наличии в документе) и, если это сводка или бюллетень, дата, за которую содержится информация. Ниже указывается дата составления данного документа.56
В ежедневных сводках она часто совпадает с датой информации. Порядковый номер документа в сборнике предшествует делопроизводственному и отделяется от него косой чертой. В оперинфсводках и госинфсводках опущены следующие элементы: названия военных округов*, за исключением тех случаев, когда сообщаемая информация относится к военному округу в целом без указания губерний или приводится единый для всех губерний, входящих в военный округ, источник информации; указания о направлении выписок (имелись только в сводках за 1922 г.), подписи должностных лиц под сводкой, лист рассылки. В 1921—1922 гг. госинфсводки удостоверялись подписями начальника информотдела ВЧК—ОГПУ (Борт-новского, а затем Ашмарина) и начальника отделения госинформации (М.Вольберга, с середины ноября 1921 г. — Рабиновича). При отборе документов для публикации решалась главная задача — отразить во всей полноте и многообразии жизнь деревни в различных районах страны, настроение ее жителей, в том числе и находящихся в Красной Армии, крестьянское повстанческое движение (причины, развитие, характеристики его участников и руководителей, лозунги повстанцев, методы подавления), деятельность местных органов. Составители провели унификацию текста сведений об источниках информации, приведенного в сводках названий губерний. Учитывая специфику публикуемых документов, прежде всего основной части — госинфсводок, опущена информация, не относящаяся к теме сборника: о городском населении — рабочих, служащих, интеллигенции, духовенстве. Опущены также сведения о ценах на рынках, приведенные в относительных величинах и не носившие регулярный характер. Так как госинфсводки составлялись ежедневно, то у составителей была возможность провести сравнительный анализ сведений об одном и том же событии и выбрать для публикации наиболее информационно насыщенные и яркие сообщения, опустив повторы и невразумительные формулировки. Опущенный текст при публикации обозначен отточиями. Наличие отточий перед названием губернии означает, что опущен текст о предшествующей одной или нескольких губерниях. При публикации законченных частей текста, имеющих нумерацию, в данном случае пунктов сводок, отточия не ставятся. Здесь о пропуске текста свидетельствует цифра пункта. Подготовка сборника осуществлялась в соответствии с "Правилами издания исторических документов" (М., 1990). Тексты публикуемых документов переданы по современным правилам орфографии с сохранением стилистических особенностей. Искажения в написании географических названий исправлены без оговорок. Сборник снабжен научно-справочным аппаратом. Он включает историческое и археографическое предисловия, примечания по тексту и по содержанию публикуемых документов, список сокращений, именной и географический указатели. Биографические сведения об участниках* Территориальный состав военных округов см.: Центральный государственный архив Советской армии: Путеводитель. В 2-х т. Т. II. East View Publications, 1993. С. 450—457.57
повстанческого движения (так называемых бандитах), упоминающихся в тексте, предоставлены Центральным и местными архивами ФСБ и РФ и составлен специальный именной комментарий. Вместе с тем следует отметить, что в этом комментарии не даются биографические справки об общественных деятелях (В.И.Ленине, Л.Д.Троцком, М.Н.Тухачевском, А.И.Деникине, А.В.Колчаке и др.). В приложении дается именной список адресатов, получавших госинформсводки в 1921—1922 гг. Список адресатов составлен на основе листов рассылки по алфавиту фамилий с указанием ведомства, где работали адресаты и временных рамок, в течение которых данное лицо получало госинформсводки. В приложении также приводится таблица о количестве экземпляров госинформсводок, рассылавшихся в течение 1921— 1922 гг. В географический указатель вошли сведения о губернских областях и уездах.Л.В.Борисова Редколлегия и составители выражают сердечную признательность сотрудницам Центрального архива ФСБ Н.М.Перемышлен-никовой и Н.Н.Воякиной, оказавшим большую помощь в подготовке настоящего сборника документов к изданию.

Комментариев нет: